Федор Бондарчук: «Мы с Павлом Лунгиным на одной стороне»

22.11.2016

В кинотеатрах в эти дни можно посмотреть «Даму Пик» — первую совместную работу продюсера Фёдора Бондарчука и режиссёра Павла Лунгина. Сам Бондарчук мыслями уже в январе, когда на экраны выйдет «Притяжение» — его очередной большой амбициозный проект, у которого 21 ноября вышел новый трейлер. Что и для кого он снимает, режиссер рассказал в интервью Павлу Гайкову.

— Как вы делили полномочия с Лунгиным, работая над «Дамой Пик»?

Команда Art Pictures Studio взяла на себя все моменты, связанные с маркетингом. Когда Павел Семёнович увидел трейлер, который мы смонтировали, он сказал: «Это лихо! Я так не монтирую».

— Я всегда предпочитаю, чтобы тизеры, ролики, трейлеры делал не тот, кто снимал картину. Это освобождает от любви к материалу, от бережного отношения к тому или иному кадру. В этой работе другие правила, нужны другие руки и другой взгляд. За две минуты экранного времени вам надо заинтересовать современного зрителя. С Павлом Семновичем мы работали над длиной и темпом картины, цветокоррекцией, рекламной стратегией. В остальном мы абсолютно доверяли Павлу Семеновичу, мы с ним на одной стороне.

— Какую роль в создании этого фильма сыграл сценарист драмы «Король говорит!» Дэвид Сайдлер?

— Он придумал эту историю, написал сценарий, мы выкупили права, а затем Павел Семенович все полностью переписал. Ему помогали другие авторы, включая ирландца Стивена Уолша.

— Зачем понадобилось нанимать иностранных сценаристов?

— Мы с самого начала рассчитывали на международный рынок. Павла Лунгина все знают еще после его награждения в Каннах, Ксения Раппопорт снималась у известнейшего итальянского режиссера Джузеппе Торнаторе. Правами на наш фильм интересуются европейские дистрибьютеры, сейчас мы ведем переговоры.

Но вообще никакой тенденции из участия иностранцев выводить не нужно. У меня на «Притяжении» новозеландец делает саунд-дизайн, американские коллеги занимаются движками для компьютерной графики и так далее. Вам необязательно даже встречаться, когда есть Skype. Появилась новая скорость общения, было бы желание общаться. Мир стал таким, и меня это радует.

— Молодежные фантастические экшены в России уже выпускались и далеко не всегда успешно. На что вы делаете ставку в работе над «Притяжением»?

— В Америке этот жанр называется alien invasion — вторжение инопланетян. В первую очередь «Притяжение» отличает непредсказуемый сюжет, который мы пока держим в тайне, фильм насыщен зрелищными экшн сценами и оригинальной компьютерной графикой. В нашей картине инопланетяне — это средство, инструмент, который помогает рассказать историю про день сегодняшний про нас самих и про то, как мы все можем заблуждаться.

 В трейлере есть намеки и на социальный пласт. Место действия — спальный район Москвы Чертаново, жители которого поднимаются на борьбу с «неместными»…

— Если изменить инопланетян на других — просто других, неважно, каких именно, то получится, что это история про всех нас. Про проблемы, о которых говорят в новостях. Про горожан. Про россиян. Это то, из-за чего я решил снимать «Притяжение» сам как режиссер.

— Россияне все разные — даже в разных районах Москвы.

— И у нас герои разные — пять человек, и все выглядят по-разному, в разной одежде, с разной музыкой, в разных сетях сидят… им суждено столкнуться с абсолютно необычайными явлениями, которые изменят их жизнь и заставят иначе взглянуть на самих себя и все, что их окружает.

— Параллельно вы делаете новый фильм «Селфи» с писателем Сергеем Минаевым. Что вас вдохновило на новый совместный проект?

— На этом проекте собралась волшебная команда: продюсер и наш партнёр Петр Ануров, режиссёр Николай Хомерики, только что снявший «Ледокол», оператор Влад Опельянц, Костя Хабенский, под которого специально переписывали его роль: он играет двух персонажей, и суть этого раздвоения мы держим в секрете. Вся эта компания мне очень понятна, не первый раз захожу с ними в эту реку. Проект снимается в Москве, а значит, мне ничто не мешало самому сняться в одной из ролей.

Я никогда не забуду нашу первую совместную сцену c Костей Хабенским. Это было в фильме «В движении» Филиппа Янковского. Была жесткая сцена, мы сыграли ее на сопротивлении, и я никогда не забуду энергию, которая тогда от него исходила. Меня просто сшибло, я обалдел. Как будто разбили лазерными мечами. Я чуть с ума не сошел!

У Минаева хорошая студийная карма, и не воспользоваться этим нельзя. В «Духless» когда-то мало кто верил: «Ваш герой Макс устарел, Минаев писал эту книгу тысячу лет назад…» А фильм получился совершенно другой! Про второй фильм сказали: «Ну что вы, это продюсерский ход, выкачиваете из удачного фильма максимум…» И он тоже отлично прошёл.

Источник: РИА Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − четыре =